ВходРегистрация
Main   Терапия    Терапия   Контакты  

Геморрой - стоимость операции

признаки гипертонического кризиса и неотложная помощь больному

По истечении сорока лет с хвостиком моей жизни возникла пренеприятная проблема под неблагозвучным названием «ГЕМОРРОЙ». На самом деле эта проблема больше смахивала на «маленькую катастрофу» в плане повседневных бытовых дел и забот. И действительно, слово из семи букв не такое уж страшное для человека, которого не коснулась эта «болячка», но уж если она к тебе приклеилась то, как говорят в народе «сливай воду». Представьте себе на минуту обыденную ситуацию: Утро обычного рабочего дня. Проснулись, умылись, позавтракали, привели себя в порядок и на работу. Первая половина дня – прекрасна, всё хорошо. Но часа в два пополудни после обеда «приспичило» в туалет. Беда. А как иначе. Эта штука, извиняюсь «болячка» вылезла наружу против вашей воли, а назад, вот я и говорю – беда. Кто то, может сказать « не боярин, пальцами надавил и всё на место встало». Оно конечно и так можно. Но, я думаю, во-первых этому там не место, а просто, чтобы снаружи не болталось. А во-вторых, если в помещении туалета условия позволяют «надавить, чтобы снаружи не болталось», а если нет в смысле гигиены, тогда – беда. В общем, минусов у этой гадости – «вагон и маленькая тележка» при полном отсутствии плюсов. Проблема действительно большая и её нужно решать. Потому, как общеизвестно, чем дольше бегаешь от проблемы, тем она становиться больше и её рано или поздно решать придётся, только с большими усилиями. Это всё для тех, кто не столкнулся с этой «болячкой» у кого она есть и без меня всё знает, наверняка и больше, только признаться может быть стесняется. Кого? В первую очередь самого себя, я думаю. Все мы живые и пока живые надо наслаждаться жизнью, а не скрываться от самого себя, тем более что это бесполезно.

Как решить проблему геморроя? Также как и аппендицита – резать, резать, резать.

Когда я решил, что бегать от проблемы бесполезно, её нужно решать, я пришёл на консультацию к врачу. На консультации и познакомился с Василием Владимировичем. Человеком он оказался приятным и коммуникабельным, наверное, врач и должен быть именно таким. Я думаю, что доверительность в таком деле штука первостепенная, если не сказать больше - просто необходимая. Ну так вот.

Получив результаты анализов на СПИД, группы крови и ещё что-то там, сейчас не вспомню – не специалист, ну это и не важно, пришёл опять к Василию Владимировичу. Как я и предполагал, в общем-то, к операции я оказался годен. Но этого оказалось не совсем достаточно и мы с хирургом пошли по каким то кабинетам, где меня просматривали, простукивали, прощупывали и расспрашивали. В общем-то, и тут всё оказалось в норме. Но в процессе этих процедур я впервые попробовал заговорить с доктором на тему моей болячки в плане общего понимания процесса. Василий Владимирович оказался очень приятным и интересным собеседником.

Перед тем, как сдаваться на милость родной медицине, я познакомился со словом «геморрой», как мне казалось основательно, почитав соответствующую литературу. Разговор пошёл на тему сложности операции, срок реабилитации (долго лоботрясничать нельзя – работать нужно). И как то в разговоре коснулись Института Колопроктологии. Я спросил что-то вроде «… не лучше ли в институте, там к науке ближе…». На что Василий Владимирович спокойно и, самое главное, убедительно ответил примерно следующее: Да в институте профессоров больше и к науке ближе можете, мол и туда обратиться. Но подумайте сами: институт, профессора, научная литература и так далее Их цель в первую очередь – «двигать науку», а наша – лечить людей (в первую очередь, а потом науку). Это было сказано так легко и просто, что я решил «резаться буду здесь». В продолжение разговора я поинтересовался у доктора, что означают слова и фразы, которые он употреблял в разговоре с коллегами, когда мы ходили с ним по кабинетам. Дело касалось моей, извиняюсь, задней части. Василий Владимирович так же просто и убедительно сказал, зачем Вам знать все профессиональные термины, они не все благозвучны, а тем более что они означают. Есть очень впечатлительные люди, сказал он. И улыбнувшись в шутку добавил – я вам расскажу всё, разложу по полочкам со всеми подробностями, а вы, наслушавшись всего этого в окно сиганёте, у нас между прочим четвёртый этаж, а так ещё лет пятьдесят поживёте. На этом первый разговор был закончен, тем более все бумаги оформлены и готовы. Мы с врачом из кабинета, я спустился вниз, попрощался с супругой до завтра, отдал одежду и мы пошли в палату.

Палата была светлая удобная на две койки. Первые три или четыре дня там находился один. Ну так вот. Не успел я сесть на койку и осознать, что вообще со мной будет, вед повторяю непонятные фразы и термины пытали мозг. Вошёл Василий Владимирович с ним молоденькая девушка – медсестра.

Врач говорит – «ну пойдемте готовиться к операции», на мой вопрос – «как уже»?

«А чего ждать, время то идёт».

«А как это готовиться к операции, что делать будут»?

«Да не переживайте вы так, сейчас вас переоденут…», а у медсестры какие-то полторы тряпочки в руках зеленовато голубоватого цвета. Ничего себе думаю, переоденут. При моём росте 192 см. этих тряпочек хватит чтобы, ну в общем «это самое прикрыть». Да и девчушка эта молоденькая стоит, улыбается и краснеет. Чувствую, от моих ушей прикуривать можно, но уж не заметить этого нельзя это точно. Думаю, может и переодевать она меня станет, лоб вспотел, как будто я не в палате больничной, а на полке в русской бане. Ступор полный, в глазах вопрос, улыбка девчушки не ответа не даёт. Длилось это всё секунд пять. И тут Василий Владимирович, как потом оказалось, в присущей ему манере уверенно и спокойно говорит: «… всё будет хорошо, пойдёмте, не волнуйтесь». Втроём мы вышли в коридор, врач направился в одну сторону, я с «симпатичным молодым конвоем» в другую. И на самом деле всё получилось хорошо, и я зря волновался. Моя спутница подвела меня к молодому человеку, мед брат подумал я и успокоился. Она передала ему мою одежду, это были бахилы и распашонка, которая не достала бы даже до ремня, если бы я был в брюках, и сказала, что Василий Владимирович велел чтобы я был готов через двадцать минут к операции.

Я потом несколько раз думал, зачем врач привёл с собой эту молоденькую девчушку, ведь можно было просто сказать иди туда, передай тому-то то-то и всё?! Зачем? Не просто же так? Я нашёл ответ, и Василий, кстати, после моего лечения мы и подружились, в разговорах подтвердил мои догадки.

Всё очень просто. Представьте, у вас впереди такая операция, неприятная необходимость. Люди разные, если после непонятных терминов в окно не сиганёшь - нервы крепкие. То извиняюсь, голым дефилировать в присутствии молоденькой девушки как то «комильфо». Стресс, ступор операция из башки, напрочь улетучилась, полное осознание вернулось только в палате, когда на коляски привезли из операционной. И подумал, а чего собственно такого произошло? Ну принесла медсестра мне эту «одежду», ну увидела в моих глазах немой вопрос, смешная физиономия « к бабки не ходи» может где-то в себе и посмеялась - 192 сантиметра роста чего напугался и всё!!! А операция то уже прошла, когда всё осозналось то. Я думаю что Василий Владимирович просчитал этот эффект заранее. Ну и большое ему спасибо за мои горячие уши, не сахарный не растаял.

Про саму операцию, уже говорил, вспомнил потом в палате.

Что вспомнил?

«Переодели», привезли, положили на стол. Следом зашёл Василий. Опускаем описание операционной, оборудования, инструментов не интересно. Да и честно говоря я не успел всего этого рассмотреть и понять что к чему, перед глазами улыбалось молодое симпатичное лицо девушки с бахилами и распашонкой в руках. Меня одолевала мучительная мысль – чего она там в моих глазах увидела? Страх? Испуг? Что? Стыдно, то не было, а вот определённое неудобство испытывал. Вроде не из робкого десятка. Тем временем ассистент сделал два укола в район поясницы, и через пару тройку минут моя нижняя часть тела исчезла, голова пыталась с этим как то бороться и найти пропажу, но тщетно. Дело сделано, как говориться «вперёд на мины – ордена потом». Голова продолжала сопротивляться, тем более врачи просто не давали уснуть, да и не хотелось что-то. И не большой разговор с Василием продолжился.

«Давай посмотрим, что у тебя здесь» сказал он.

А подумал «чего там смотреть, чего он не видал, резать и всё тут».

«Ну ничего страшного» - говорит « на капитанский (от капитан) еле набирается»

Чувство юмора присуще нам всем, но когда шутит врач и больному в этот момент становиться легче, поверьте, это многого стоит.

«Почему на капитанский, это как? И какие ещё бывают»

«Да все просто – у тебя шишечка с перепелиное яйцо, даже меньше. А бывает почти с кулак на генеральский тянет»

Не знаю, что, куда и как там тянет, но шутка оказалась к месту. Подумал «… у меня ещё не так всё плохо, бывает и хуже…». Дальше всё оказалось не очень интересным, но на удивление всё закончилось быстрее, чем я ожидал.

По прибытию в палату меня переложили на койку. Голова тщетно пыталась понять, где столько времени находится вторая половина.

Василий Владимирович говорит: « ну на сегодня всё, отдыхайте».

Выкатили коляску, он дал какие то указания медсестре, рассказали мне как пользоваться кнопками на стене около кровати, ещё что-то там. Когда все покинули палату и мы с Василием остались одни повернулся ко мне и сказал6 «тебе повезло, ты в палате один, тихо». Были палаты человек по восемь десять. Потом подмигнул и добавил: «тебе-бы сейчас медсестричку, чтобы скучно не было, но с тебя сейчас толку …, так что отдыхай» и вышел. Наркоз продолжал действовать ещё какое-то время, и я уснул. Проснулся ночью.

Скальпель со своею свитой, я скажу, молодец дело своё туго знает, но потом больно бывает. Но опять же, не барышня кисейная потерпим, такое дело сделали. И спать не хочется, а нужно. Что делать. А кнопка на что, инструкцию провели, как говориться прослушал - распишись. Жму на клавишу, входит, нет не та, которая днем, но такая же.

«Чего изволите, в чём нужда»?

«Спать хочу»

«Не вопрос, типа сейчас».

Хлоп укол в филейную часть, и всё, хоть сейчас на танцы, правда, во сне. А мне больше и не надо и на том спасибо.

Открыл глаза, стоит Василий, улыбается.

«Ну как ночь, как медсестра»?

Сейчас мы дружим уже семьями. И сейчас бы на это я ответил бы в духе того ну и зараза-же ты. А тогда: «всё отлично». Мне сделали какие-то процедуры прямо в палате, по регламенту положено.

Потом приехала супруга, к лежачим пускали в палату. Тоже познакомилась с Василием. Началась неделя реабилитации. Ещё одну задачку пришлось решать не очень. Первый день после операции вроде нормально, а потом нормальная еда, сначала в палату потом как все, но. Организм не работает по безотходному принципу и остатки не нужные выкидывает. Но как я говорил, скальпель со своею свитой дело туго знает и потрудился на славу. Кстати мои друзья, у которых есть эта проблема, до сих пор мне завидуют. У меня-то её давно нет. Я их к Василию. Ну вот в туалетной комнате, хоть и пахнет ягодой но удовольствие ниже среднего. Я к врачу. Так мол и так. А в этом случае, как и что. Он прямо и светло. Опять же всё просто.

«Потерпи, пересиль, но упрись, потом наслаждаться будешь. Даш слабину сейчас, пожалеешь себя – потом будешь всё время упираться и терпеть».

Коротко и ясно – рецепт готовый. Другого-то всё равно нет. Фарш назад не прокрутишь. А что потерпел, пересилил, упёрся. Теперь наслаждаюсь.

За неделю, пока я там лежал, мы с Василием много о чём говорили, всего и не вспомнишь. Но одну вещь я запомнил.

Когда Василий Владимирович после института пришёл устраиваться на работу, с главврачём был разговор. Много чего интересовало главного. Но под конец разговора он им молодым тогда специалистам сказал:

«… хотите двигать медицинскую науку дальше – дело хорошее, но это не по адресу. Мне нужны «рабочие лошади» людей оперировать». Конкретно и честно.

Василий: « … я остался, хотя науку двигать тоже интересно и я наверняка смог бы…».

Повторяю, много чего я узнал о нём в больнице за неделю и ещё больше потом в дружеском кругу и не только за столом, все мы живые и под богом ходим.

Неделя, отведённая, мне медициной закончилась, и я покинул это спасительное здание и приятный коллектив, с Василием повторяю, дружим до сих пор.

P.S. Как то уже за долго после моих приключений, на праздничном застолье, зашёл разговор о том, как Василий меня «резал».

На тогда ещё свежих воспоминаниях я всё это рассказал «как на духу» ничего не утаив. Этот праздник самый яркий в наших воспоминаниях. Тогда супруга Василия сказала: «Вася, я и не думала что у тебя такая работа весёлая (или смешная, что-то в этом роде) ».

Ну вот собственно и всё.

15.10.2014,

Источник: http://www.lechenie-hemorroya.ru/


Советуем к просмотру

Разработки дидактических игр для детей с нарушением слуха
Сухие мозоли и натоптыши
Гастроэнтерологический институт в нижнем новгороде
Как сниз ть кислотнос ь желудочного сока
Что входит в услуги педикюра
Атрофический колит кишечника